Ши-Тенно → Поэзия → Лорд Джедайт


© Лорд Джедайт
• Сериал “Merlin BBC” •

  1. «Гвиневер»
  2. «Чародею»
  3. «Мерлину — Артур. До краёв полна дорога серебра»
  4. «Мерлину — Артур. Я люблю его…»
  5. «Колину — Брэдли. Real-person-slash»
  6. «Память»
  7. «Тайны»
  8. «Нынче ночью»
  9. «Что делать, если принц хорош собой»
  10. «Пожалуйста, повернись!»
  11. «Что это? Ревность? Печальный финал?»
  12. «Спасибо Гаюсу»
  13. «Кто же боль такую выдумал? И за что мне эта боль?»
  14. «Триптих: Артур, Мерлин, Гавейн»
  15. «Доверие»
  16. «Не перестать чувствовать»
  17. «Артур к себе»
  18. «Сорвался»
  19. «Merlin»
  20. «В кронах запуталось небо огромное»
  21. «Артур Мерлину или Мерлин Артуру?»
  22. «Казнь»
  23. «Безумец»

«Гвиневер»

Сны мои теперь на заре горят,
Тянутся к тебе, не найдут пути.
Призрачный олень в мой весенний сад
Позабыл прийти.

Запах сохранит стылая кровать,
Сладость молока, яблоки и мёд.
Лучше бы не знать, никогда не знать
Что уже не ждёт.

Алая трава, сон-цветы клонят
Тяжесть лепестков до земли седой.
По сердцу прошёл боевой мой брат,
Затопил бедой.

Смоль твоих волос — по его плечам,
Спишь и видишь сны, мой вечерний свет,
Я ещё приду, дам запеть мечам,
Свой возьму ответ!

Предал и сбежал рыцарь Ланцелот,
Хуже всех его каменных химер!
Пусть в груди копьё, чувство не умрёт!
Где ты? …Гвиневер

К содержанию

«Чародею»

Влага ночная, запахи поля,
Магия леса, вольному воля,
Сердцу — признанье, взгляду — улыбка,
До замирания всё это зыбко!

Жарко волшебнику юному — стонет.
К пылу груди — ледяные ладони,
К бёдрам горячим — пьяные губы,
Будет неспешно, будет не грубо.

Древние кроны — вместо покрова,
Кронам не стыдно и вовсе не ново.
Небо ночное — звёздная тайна,
Стоны желанны, вскрики случайны.

Дым и корица — запахи кожи,
Слёзы и пот странно похожи.
Злые укусы и терпкие ласки.
Я стану мифом, ты станешь сказкой.

Время — смешная данность для духа,
К магии чувства и подвига глухо.
Ночь будет тайною нашей из тысяч,
К песне не вспомнить и в камне не высечь.

Помнят потомки только скандалы,
Людям — хватает, прошлому — мало,
Будут безвестны лучшие ночи
Выше небес и вздоха короче.

Всё исковеркают. Только не души.
Памяти душ никому не разрушить!
Всё, что веками прожито нами,
Вспомню, к губам прикоснувшись губами.

К содержанию

«До краёв полна дорога серебра»
Мерлину — Артур

До краёв полна дорога серебра,
И твоим плечам усталым тяжело.
С нами только-то Луна одна добра…
Мне с тобою несказанно повезло.

Ты уснешь в седле, не выждав до зари,
Буду грёзы твои тихие стеречь,
Пусть Восток сегодня сдержанней горит,
Чтоб твой сон своим пожаром не обжечь.

Мой смешной, ты удивительно лучист,
Нету сини ярче взгляда твоего,
Хрупок, верен и душой кристально чист!
Колдовство?.. Да это, впрочем, ничего.

День придёт. И снова буду я суров.
Раздарю тебе уколы и тычки.
Но когда опять ты будешь в мире снов,
Помолюсь я на изгиб твоей руки.

Мой нескладный лопоухий чародей,
Снится дом тебе. Клонится волчья сыть.
Самый лучший и достойный из людей,
Мне дано тебя неистово любить.

К содержанию

«Я люблю его…»

Мерлину — Артур

Я   люблю его, так люблю,
Что от жара дышать нельзя!
Тает вечер, во тьму скользя,
Ветер пляшет по ковылю.

Я дышу, им одним дышу!
Крики небо берёт, смеясь.
В жилы лавою алой — страсть
К быстроглазому глупышу.

Я хочу лишь его, хочу!
Пальцы знают тяжёлый меч…
Обнимать, защищать, беречь!
Только сталь — к моему плечу.

Я молчу, обо всём молчу!
Его сердце невинней звёзд.
Он так в нежности своей прост,
Как он близок зари лучу.

Дарит утро покой углю…
Посмотри на меня, мой бог!
Я признаться тебе не смог…
Я люблю тебя, так люблю.

К содержанию

«Real-person-slash»
Колину — Брэдли

Только прошу тебя, будь осторожен в пути!
Буду молиться, чтоб стало свободней идти.
Буду у неба просить тебе добрых дорог,
Впрочем, обоим, двум парам упрямых ног!

…Снова весна оживляет забытый Пьерфон,
Музыка в уши — обычный рабочий фон.
Как отдыхалось? Тащи свой ирландский зад!
Ладно, мы виделись месяц всего назад.

Снова втянуться — вопрос только пары дней…
Руку твою я украдкой сожму сильней.
Будни без отдыха вмиг вышибают пот.
Жили же ровно так весь прошедший год!

Камере даришь улыбку?.. Нет, только мне!
Стало дышаться легче в дождливом дне.
Замок кипит в работе, вперёд! Эфир!
Диву даюсь, как суетен этот мир.

Вечером — фильмы, и ужин сгорел, фигня.
Можно, услышу, что ты — для меня? Меня
Словно уносит, лишь стоит тебе шепнуть,
Тёплая вера уляжется прямо в грудь.

Ночь пролетает: страницы, текстовки, сны.
Будем ли утром мы так же себе верны?
Будем! Покажется утренний свет врагом.
Ладно, я первым — в душ, ты — забудься сном.

Камера, свет, мотор! От зари и в ночь.
Зябнешь? А я вот никак не могу помочь.
Носом в траву, уж который «трагичный» раз?
Я — «без сознанья», а ты меня «снова спас».

Ящик трещит, а рукам не дойти никак.
Лучше твоё дыханье поймаю в такт,
Лучше вдвоём погасим отельный свет,
Днём отмахнусь от фанов, что это — бред!

Осень. Сезон окончен, тебе — лететь,
Буду писать, конечно, и ящик впредь
Освободить придётся, как ни крути,
Только давай-ка ты осторожней в пути.

К содержанию

«Память»

Я   рожусь когда-нибудь снова,
Это вечный для всех закон,
Сброшу прежних грехов оковы,
И покровы былых имён.
Но в толпе я узнаю чётко
Твой скользящий лукавый взгляд,
И душа возьмётся за чётки,
Отсчитает века назад.

Буду помнить тонкие веки,
Совершенство сливочных скул,
Для меня ты был человеком,
Кто порой раним и сутул,
Кто порой не великим магом,
Но усталым мальчишкой ко мне
Приплетался неверным шагом
В удушающем полусне,
Или как ручным и домашним
Приникал с поцелуем к плечу…
Нам бывало темно и страшно,
Но о горестном промолчу.
Буду помнить споры и страсти
Ярче праздника всех костров,
Моё диво, смелое счастье!
Мы делили и бой, и кров.
Ты лихое сердце лелеял
И лечил от суровых ран.
Вместе было всегда теплее
Даже в северный злой буран.
Перед дымом воспоминаний,
На пороге новых начал
Буду помнить тайное знанье –
Ты нагой поверх одеял.
Как бесценные амулеты,
Наши ночи, рассветы, дни,
Наши зимы и наши лета,
Мы и воинство! Мы… одни.

Память жизни сошьёт небрежно,
Но забуду я без труда,
Как с улыбкой всевластной, нежной
Ты сжигал для меня города.

К содержанию

«Тайны»

Ты улыбаешься грешно, нежно!
Смотришь опасно, такой нездешний!
…Светлые руки твои небрежно
По ремешку скользят…
Пылкие речи запретны, вредны!
Сердце не знает, что верит в бредни!
…Губы твои цвета ягод летних…
Думать о них нельзя!

А под кольчугой горит и бьётся
Сердце моё, что драконье солнце!
Душу я отдал тебе до донца,
Дикий лесной цветок…
Я проникаю всё чаще в чащу,
Тихо гляжу, как ты — настоящий —
Властен и смел! А громадный ящер
Словно щенок — у ног!

Быстро ночами терпенье тает,
Я по твоим же следам ступаю,
Так же иду по стальному краю,
Знаю, что ты не враг.
В замке я снова тебе поверю,
Что в твоём сердце не место зверю.
Знаешь, не велика потеря,
Что ты немного… маг.

К содержанию

«Нынче ночью»

Сердце пусть будет как основное блюдо.
Руки припомнят азартной игры уловки.
Ваше Высочество?! Как мы сегодня ловки!
Оба ещё упираемся? Вот так чудо!

Будем острить — поперчим себе винный вечер.
Пряности, кстати, сюда не дошли пока что…
В поле дозорный бездумно пялится с башни.
В поле нам кроме рубах и прикрыться нечем.

Мериться станем, кто, скажем, влюблён поменьше?..
Так, для полёта фантазии меж колосьев.
Кто-то кого-то всё-таки тихо спросит,
Прав ли Дракон, что Судьбой наш союз повенчан?

Хочется верить, что это навеки, верно?
…И как приятно тактичен сегодня ветер!
Ты так уверен, что не оберёмся сплетен…
Сплетни?! А вот костры — в самом деле скверно!

Взгляды без спроса возьмут у звезды сиянье,
Ласкою ляжет смех в волосах коротких.
Нет, я совсем не ждал, что ты будешь кротким!
Ты и смирение — это что-то за гранью!

Жилы запомнят верно, запомнят прочно,
Если поёт мой меч, твои очи — пламя!
Путь наш чужое не перекроет знамя!..
…Впрочем, об этом только не нынче ночью.

Иллюстрация от lenxen1984

К содержанию

«Что делать, если принц хорош собой»

Что делать, если принц хорош собой,
А рыцари так преданы и пылки?
И превращаются распитые бутылки
Лишь в повод растерзать его покой?!

Что делать, если принц уже влюблён,
К тому же так обидно моногамен?!
И попирая честь, корону, знамя,
Предпочитает спальне лес и клён…

Как быть, когда томится Персиваль
И очарован сэр Гавейн до дрожи!
Ну, разве отказать такому можно?!
Но принц откажет, пожалев едва ль!

Всё дело в этом лопоухом смерде!
Ведь принц не раз застукан был нагой
Когда под кроной клёна со слугой
Он развлекался, рыцарей отвергнув!..

Со временем пожар в груди угас
У сэра Персиваля и Гавейна,
И прочих уже тихо и семейно
Те двое отвращали от принцевых прекрас…

И вот Артур взошёл на светлый трон!..
…Кому ещё там хочется налево?
Ах, Ланселот, займитесь королевой!
Король не Вам! Он в Мерлина влюблён.

К содержанию

«Пожалуйста, повернись!»

Пожалуйста, повернись!
И дай на лице увидать небрежие,
Только не нежность! прошу, не нежность!
Которую делишь с другим.

Пожалуйста, уведи,
Дух леса, в другие чужие ночи!
Пусть я не увижу, как он хохочет,
Как он сияет под ним.

Мой ласковый, ты горишь!
Не мой… и дрожит, и искрит мгновенье.
На лезвии — копоть надежды. Тенью
Осяду тихо в траву.

Осталось-то до зари
Всего ничего, лишь часок отмучиться,
И феи лесные — мои попутчицы
Тугие бутоны рвут.

Исчезнувших на заре
Известное дело, что не находят,
И это душе моей так подходит!..
Проходит лихой Бельтейн.

Пожалуйста, не грусти,
И принцев на свете хватает, знаешь,
Ты сам говорил… и покорно таешь,
Пока целует Гавейн.

К содержанию

«Что это? Ревность? Печальный финал?»

Что это? Ревность? Печальный финал!
Кто вас за тягу друг к другу осудит?
Я до тебя, быстроглазый, не знал -
Холодно сердцу на кованом блюде.

Мальчик наивный, ты бой проиграл
Чарам Гавейна, отлаженным точно,
Яркий любовный его арсенал
Креп по тавернам, увы, еженощно.

Смел, грациозен, короны лишён,
И никаких осложнений с отцами...
Так ты решил, что в судьбе твоей Он
Станет преградой, щитом между нами?

Рыцарь отважный и принцев лакей -
Чудная пара! Красивые люди!
Только при мне о нём грезить не смей,
Как о манящем твоём абсолюте.

Яблони снова в саду зацветут,
Принца не бросит в печали служанка,
Замуж прорваться - сомнительный труд,
В горе у принца занижена планка.

Рыцари, слуги. Наполнился зал
Радостью за короля с королевой!
Ты, как они, от души ликовал,
Принял обманку обряда на веру.

Гвен этой ночью от мужа уйдёт,
Брачное ложе останется белым,
Для королевы важней Ланселот,
Любящий, верный и смелый.

В белом от яблонь весеннем саду
Юный король, повенчавшийся с горя,
Будет, вином заливая беду,
Думать об Эалдоре...

К содержанию

«Спасибо Гаюсу»

природа бессонницы очень проста,
Я грежу о пламенных алых устах,
Что дразнят меня от зари до заката,
В бессоннице только они виноваты!

Под волчьими шкурами жарко лежать,
И я покидаю большую кровать,
Измятые простыни врут по утру,
Что от одиночества я не умру.

Прокрасться умею и пользуюсь тем,
И тенью скольжу я вдоль сумрачных стен,
В покои чужие забраться легко,
Ведь лекарь уснул глубоко-глубоко!

И дверца к тебе не скрипит неспроста,
А ты и не запер, твоя простота
С ума меня сводит! Как сводишь ты сам...
И я прикасаюсь к невинным устам!

Как сны твои крепки, спасибо богам!
И я, не давая покоя ногам,
Украдкой ночами к тебе прихожу,
Любуюсь, касаюсь, почти не дышу!

Как ярок, как жарок ночной мой секрет!
...А принц и не знает - секрета-то нет.
Он вовсе не тихий, и Мерлин всегда
Шаги его слышит за ярд без труда.

И дерзости принца ему так сладки!
Он ждёт поцелуя, касанья руки!
А после на утро улыбка сама
Сияет и сводит Артура с ума.

Вот так они месяц интригу плетут,
И старому Гаюсу спать не дают.
То шастают мимо, то нервно сопят!
Но Гаюс всё терпит, он рад за ребят.

К содержанию

«Кто же боль такую выдумал? И за что мне эта боль?»

Кто же боль такую выдумал? И за что мне эта боль?
Со змеёю ядовитою на груди уснул король.
Я в её не верю истины, лживы тёмные глаза!
Как бы ночь мне эту выстоять, когда на сердце гроза?
Королевой нелюбимая до заката будет дней,
И тоска невыносимая на душе лежит моей.
А с тобою мы повенчаны только ветром и росой,
Помнят звёзды бесконечные, что я твой, навеки твой!
Чародея златоглазого в сердце облик берегу,
Королева безобразная не заменит мне слугу.
Нету чище в мире верности, чем твоя, волшебный свет!
Опасаюсь я по-первости брачный нарушать обет,
Но ночные соглядатаи - звезды, ветер и роса,
Пред судьбой суровой ратуют за простые чудеса:
Будет поле ложем свадебным, земляника - пир и стол,
Ликовать я стану затемно, что с собой тебя увёл!
Только в замке боль колючая возвращается опять,
Остаётся жить до случая и былое вспоминать...

К содержанию

«Триптих: Артур, Мерлин, Гавейн»

артур: Тишина
Я не хочу видеть боль в твоих глазах! Крик от стены отскакивает...
И даже собрав все наши "против" и "за",
Мы продолжаем общаться знаками.
Не теми, которых ты не понимал,
Когда ещё таял в робости,
А теми, что взгляды шьют через зал
И плавятся в горне гордости.
До хруста и до злой хрипоты
Было бы лучше и правильней,
Но ты молчишь, ты прощаешь, ты...
Мы сами себя, видишь, заперли!
Заперли в обязательстве пред... ,
Заперли в чужих ожиданиях.
Кто тут прав? Правых здесь нет!
И я уже не кичусь этим знанием.
Мне невыносимо горестно
Наблюдать, как ты больно молчишь,
Лучше бы мы в крик поссорились,
Но в зале царствует тишь.
Я боюсь пуще проигрыша, пуще в спине ножа,
Что с новым утром на веки твои уже не буду дышать!
Что просто уйдёшь ты, и вытрется
Из памяти всё, как сны!
Судьба по ветру рассыплется
Под темень твоей тишины.

гавейн и Мерлин: Побег
Что нам осталось?
Сущая малость!
Переступить порог.
Помнишь, мечталось...
Впрочем, не жалость,
Что отпустить не смог.
Сердце не птица,
В клетке сидится
Только пернатым, да.
С замком проститься
И раствориться,
Словно в земле вода.
Память не знает,
Не запрещает
Сердцу сбиваться вскачь,
Вместе взлетаем
К тёмному раю,
Платит теперь палач,
Что упустили,
Что позабыли,
Как ты силён, мой маг!
В небе застыли
Звёздные крылья -
Нашей надежды знак!
Путь наш нелёгок,
Знаю дороги,
Ветер в ночи поёт:
Лёгкие ноги,
Пьяные боги,
Брошенный Камелот.

артур и Мерлин: Ярость
Я не отпущу тебя, не мечтай!
Во взгляде моём - чудовище!
Гроза! Безумие?! Разнимай!
Под рёбрами бьётся то ещё
Смерчевое, свирепое, быстрое!
Это ли сердцем зовётся?
Не дам, я не дам ему выстоять!
И навзничь - на дно колодца!
В ярости выполоскан клинок,
Знай, я забыл про меру!
Он украл? Он не смог, он сдох!
Ты говоришь про веру?!
Ты, тот, кто клялся, кто уверял -
Небо рухнет на твердь,
Если схлынет в груди накал,
А иначе - так только в смерть?!
Ты ли другого выбрал сам,
Ты ли уйти хотел?!..
Будут помнить мои глаза,
Как пепел седой летел
От пожарищ в глубокий набрякший ров,
Протяни ладони, лови!
Смертный пепел от чёрных моих костров
Изломанной злой любви.

К содержанию

«Доверие»
(Предупреждение: Артур/Мерлин)


напряжение каждой жилы
Тетива отбивает туго.
Я в тебе не увидел друга,
Жар и голод таю' что силы!

Моя память полна тобою:
Улыбаешься, плачешь, стонешь!
Я молюсь на твои ладони,
Только дружбы твоей не стою.

Тяжесть стали в руке усталой
Невесомей фальшивых реплик.
Наши узы за год окрепли!
...Хотя тоньше снежинки талой.

Что ты скажешь моим пожарам,
Если веки не скроют взгляда?
Улыбнись, отвернись! Не надо
Обжигаться сердечным варом.

К содержанию

«Не перестать чувствовать»
(Предупреждение: РПС Брэдли/Колин)


cегодня на землю сонную
Спустился колючий слух -
Узнав про глаза влюблённые,
Ты бросил в ответ испуг.
Ты в шутку всё перековывал
И вглядывался в меня:
Не видно ли чего нового?
Жажды, мольбы, огня?
Скажи мне, чего ты хочешь?
Услышать ответом «Нет»?
Мне двинуться нету мочи!
Полдень? А меркнет свет…
И на пол со звоном крошится
Надежда на «я давно…».
Чего ещё ждать хорошего?
Забыли! У нас кино.
Твои улыбки невинные,
Ресничная темнота,
И шеи линия длинная –
Безумная маета!
Моя мечта расплеска’нная,
И ты с укором дитя
Мне говоришь окаянному,
Словно так зло шутя:
«Проспись, посмейся над сплетнею,
И смой свой усталый вид!»
В груди моей болью столетнею
Алое чувство горит.

К содержанию

«Артур к себе»

cтисни зубы, будь терпимей, будь сильней!
Эта доля короля из королей!
Не дрожи, дыши и целься, целься, пли!
Далеко ли до неведомой земли?
Далеко ли до туманов и садов,
Кроны яблони в которых - людям кров,
Феи песни будут ветру раздавать,
Днище лодки - на века тебе кровать...
В ледяную воду прыгай, не зевай!
Никогда не думай: "Это ли не край?!",
Для таких, как мы, дружище, страха нет!
На крови ты людям дал святой обет.
Будь достоин, будь достойней и светлей,
Самым смелым, самым быстрым из людей!
Ты - король! И не опустишь головы.
А любить нам не положено, увы.

К содержанию

«Сорвался»
Артур/Мерлин к рисунку:

Артур/Мерлин к данному рисунку


cСорвался, увы. Да, такое порою бывает.
Наверное, всё спровоцировал бешеный дождь.
Я эхом что вечер обычно себе повторяю:
"Не думай! Твори что угодно, но парня не трожь!"

Но что же творится? Под пальцами зябнут и стынут
Запястья твои. Где же ливень? Стоит тишина.
И камни впиваются в узкую гибкую спину...
Ты зол. Но мой Мерлин и в гневе красивее сна!

Сорвался, о, да! Были крики, замах и о стену...
Как сам оказался так близко? Я помню едва.
Под пальцами - белая кожа, пульсируют вены,
А губы так сжаты, какие там к бесам слова?!

Ты смотришь так яростно! Что же ты не убегаешь?
И ливень несётся с небес - мириадами струй...
Я ближе, всё ближе. Боишься? Дрожишь и не знаешь,
Что вместо удара вот-вот обожжёт Поцелуй.

К содержанию

«Merlin»

по полям камелотским ходил он давно и часто,
От внимательных глаз не укрыться и юркой фее.
Мать опасностью леса стращала его напрасно,
Он магическим тварям любого из нас роднее.

Колдовство пропитало собою и кровь, и душу,
С ним дракон постаревший беседовал как на равных.
Подчинил он сам воздух, озёра, огонь и сушу,
Оставаясь сердцем таким же юным, таким же славным.

Сколько войн гремело!.. А он пришёл и утихли ссоры.
Альбион сошёлся под властью одной короны.
Короля Артура берёг он верно от вражьей своры,
Но судьба решила добавить драмы к подножью трона.
...
Век машин и цифр под вечным небом кипит, несётся,
Города полны электричества, смога, звона!
Он идёт по "зебре" с видом первопроходца,
Он несёт в рюкзаке ноутбук и яйцо дракона.

Дома ждёт Артур, опоздать нельзя, отмечают дату.
Альбион, легенды - вчера. Сегодня - семья, работа...
Уже год, как в браке. Им можно, они же в Штатах.
И глаза смеются, в них отблески Камелота.

К содержанию

«В кронах запуталось небо огромное»
(Предупреждение: Артур/Мерлин)


в кронах запуталось небо огромное,
Рдеет закатом, нескромное, томное.
Мир открывает ночное, соромное.
Прячется пламенный диск.

Ты избегаешь любого касания;
Слишком легко мы находим название
Зною, что горло лишает дыхания,
Душу толкая на риск.

Ты прикрываешь неловкость улыбками,
Строгость меж нами - понятие зыбкое,
Врёшь, ускользая проворною рыбкою,
Самый нелепый из слуг!

И за ресницами взгляды горячие.
Свой для приличия всё-таки спрячу я.
Меч мой роняешь, ты кара ходячая!
...Просто услышали стук.

Ты не уходишь. Застыли мгновения.
Кажется, мы у ворот откровения.
"Что, пробудилось служебное рвение?!
Видимо, только теперь?"

Шутка теряется в вязком молчании,
Пренебрегаешь моим замечанием.
И между нами горит расстояние.
Так просыпается Зверь.

Я не дышу. И по коже - ресницами.
Боги! Неужто всё это не снится мне?!
Плоть прошивает калёными спицами
Чувственность этих проказ.

Губы твои - мои грёзы запретные,
Стон уничтожил терпение бедное,
И на двоих в поцелуе мы ведаем
Первый невинный экстаз.

К содержанию

«Артур Мерлину или Мерлин Артуру?»

как же долго я тебя искал
В переплёте дней, годов, столетий,
В шуме городов, в молчаньи скал,
Я почти твой образ забывал
В вихре пафосных чужих наследий.

Как ужасно долго без тебя
Жизни проживал в пустой надежде,
Что среди толпы такой, как прежде,
Чутким сердцем целый мир любя,
Ты найдёшься, пылкий и небрежный.

Как невыносимо было мне,
От того, что город суть пустышка,
Что в узоре улиц ты, мальчишка,
Не бредёшь с луной наедине.
Для живого сердца это слишком!

Как же долго я тебя искал!
Улетали осени и зимы,
Жил – не жил, весь мир катился мимо,
Городской угар – огромный вал,
Под которым мне невыносимо!

Непереносимо было мне
Без тебя, мой гордый и лукавый.
Пусть вокруг тебе слагают славу,
Сердце бьётся тихо, как во сне,
И по венам гонит лёд и лаву.

Как же долго грезил я о том,
Что за новым поворотом улиц
Ты бежишь, летишь быстрее пули,
Наплевав на ливень и на гром,
Что других прохожих вовсе сдули.

Жаждал я неистовой искры,
Что в твоих глазах пылала властно,
Но, мой славный, грезил я напрасно,
Что пустые тусклые миры
Озаришь вдруг Ты, чудесный, ясный!

Пролетали жизни в суете,
Окружали всё чужие люди,
Кто меня за преданность осудит?
Я сиял, но шли на свет не те.
О тебе мечтал я, как о чуде!

Я разыскивал тебя в веках,
И привык, что это безнадёжно.
Из груди легко и осторожно
Удалилась прочь моя тоска,
И сама надежда на «возможно»…

Снова осень. Охра, алый шёлк.
Ветер затихает, как нашкодив.
И в кафе за столиком напротив
Кто-то всех пугает криком «Гол!»…
… Я искал, а вышло - ты нашёл.

К содержанию

«Казнь»

глаза усталых палачей
Глядят с тоской в густую тьму.
Заря всё медлит, вместе с ней
Их долг - окончить жизнь тому,

Кто был в беде им друг и брат.
А утром ждёт его костёр.
Колдун, и тем лишь виноват,
Хоть не убийца и не вор.

А стража? Стражи словно нет.
Хоть строг король, скорбит народ.
Молю, забудь прийти, Рассвет!
Оставь во мраке звёздный свод!

Но был бы я совсем не мной,
Коль ныл без дела и страдал,
Пока с обритой головой
Мой верный Мерлин казни ждал!

Преступник нынче только я,
Принц опоил своих людей.
Прости, отец, душа моя
На стороне любви своей.

Темница близко, быстрый взгляд…
Смиренный, тем и страшен он.
Ты предо мной не виноват!
Закон? Да к чёрту тот закон!

Ты смотришь, как не веришь мне.
А я спешу открыть замки.
Нет, не погибнешь ты в огне!
Смелей, коснись моей руки!

Вставай, молю тебя, поверь,
Я понимаю, что за шаг
Я сделал. Вот открыта дверь.
Беги, мой наречённый враг!

За краем леса брезжит свет.
Успел! Ушёл! Голодный пёс -
Закон вопит, что жертвы нет!
И над другим свой кнут занёс…

Закрыв глаза, я вижу вновь,
Ты как сейчас передо мной.
Ошибка? Нет, моя любовь.
Мой маг. Далёкий, неземной.

В припадке зла закон простёр
Жестокий жар на целый свет.
… Он бросил сына на костёр,
Безумцу веры больше нет!

Густеет дым и застит мир.
Изменнику награда - смерть!
Сегодня у Расплаты пир!
Покинет принц земную твердь.

Я счастлив, что успел спасти…
Не возвращайся! Улетай.
Мой верный Мерлин, ты прости,
Я вынужден сказать – прощай.

...
Над полем вереска в тиши
По ветру вился чёрный дым.
…Живи за нас двоих, дыши,
И помни, как ты мной любим.

К содержанию

«Безумец»

гостеприимная приятная мгла
Вошла в мою комнату за долю мгновения.
Я в своём доме не держу зеркала,
Я не приемлю своего отражения.

Во снах подробно вижу я Камелот,
И краски его сияют ярче реальности.
Пусть королевство только в грёзах живёт,
Меня мутит от всей земной тривиальности.

Да, я безумец для таких, как все те,
Кто ходит под окнами в броне скептицизма.
Отдайте должное былой красоте,
Мир магов и фей блистает дивной харизмой!

Кто не в лицо, тот в спину высмеет вас:
Сегодняшний мир создал модель утешения.
Закрой глаза, припомни старый прованс,
Высокий турнир и благородное рвение!

Я в этой жизни на себя не похож,
Меня словно нет в режиме серого офиса.
Безликий мир высоток мне непригож,
В нём злоба, увы, всё под улыбками копится.

По мне не скажешь, что я болен другим,
Забытым давно утерянным временем.
Я научился наносить себе грим
Удачного парня, не отягчённого бременем.

Одеты плечи в модный светлый пиджак,
На шее платок как знак причастности к хипстерам,
На брань в ответ не поединок, а «fuck»!
Под гребень «сети» мой лексикон напрочь выстиран.

Очарование былым разделить
Готов я с одним на этом свете созданием.
Но нас не держит больше алая нить,
Нас в этой жизни развело мироздание.

Ищу я всюду своего короля,
Я взор его глаз узнаю в миг без сомнения.
Но шанс найти его ничтожней нуля,
Ведь даже себя не узнаю в отражении.

Быть может, он переменился сейчас,
И не разузнать, где принц мой нынче живёт?
Но по ночам остался сладостный час,
Когда я забудусь и возвращусь в Камелот.

К содержанию